Роза МЕЖИЕВА
Причащение "Знаменем" (о 10 Форуме молодых писателей России)

журнал "ВАЙНАХ"


Роза Межиева

Причащение «Знаменем»



Поэтических мастер-классов на липкинском семинаре было предостаточно, тем не менее наш, прошедший под эгидой литературного журнала «Знамя», показался одним из самых «многолюдных». И не только по числу заявленных в программе участников – на «огонек» заходили и вольнослушатели, – а то и вовсе «перебежчики» с других мастер-классов. Почему? Невольно вспоминаются слова одного из представителей этого журнала, сказанные, кстати, задолго до нынешнего семинара и по другому поводу: «Самые лучшие публикуется в «Знамени», а все остальные – в других журналах». Даже если эти слова были произнесены из патриотических чувств, свою роль в популяризации такого мнения, судя по всему, они сыграли.


Руководителями мастер-класса были Ольга Юрьевна Ермолаева, редактор поэтического отдела журнала «Знамя», и Михаил Натанович Айзенберг, известный российский поэт, эссеист.


Молодые представлены следующими именами: Татьяна Дружинина (Новосибирск), Инна Домрачева (Екатеринбург), Антон Бушунов (Орел), Марина Сидоренко (Таганрог), Станислав Ливинский (Ставрополь), Наталья Малая (Симферополь, Украина), Мария Маркова (Вологда), Ася Темирханова (Ингушетия), Евгений Коновалов (Ярославль), Роман Рубанов (Курск) и автор этого обзора представляла Чеченскую Республику. Из «незваных» гостей, чье творчество также обсуждалось, запомнились Заир Асимов из Казахстана, Владимир Беляев из Царского Села (Санкт-Петербург), Костя Комаров (Екатеринбург) и, небезызвестный мне по северокавказскому Совещанию молодых литераторов в Карачаево-Черкесии, Вадим Керамов. Последний, как правило, представляется поэтом из Дагестана, но постоянно проживает в Москве, выпускник литинститута имени Горького.


Теперь о некоторой сумме впечатлений от форума в Липках, в котором я, в отличие от моих коллег Лидии Довлеткиреевой и Сулимана Мусаева, принимала участие впервые.


Начну с того, что я приехала в Липки – в полном соответствии с ожиданиями того безымянного рецензента, который допустил меня до участия в форуме: имея целью поучиться чему-то новому, внять советам и воспользоваться опытом (если получится) мастеров и, так сказать, «бывалых» молодых поэтов. Что из этой «затеи» выйдет – время еще покажет. «Уязвимость» моих поэтических опытов мне, конечно, и самой хорошо известна – но лишний раз услышать об этом со стороны никогда не помешает – уж наверняка на «пьедестале» повышенного самомнения не «застоишься». Кстати, судить о достоинствах и недостатках чужих стихов могу почти с той же долей «уязвимости» – «нравится – не нравится»…


Наш «знаменательный» семинар несколько отличался от тех, северокавказских, где мне довелось участвовать: обращало на себя внимание отсутствие такого полного устного представления друг другу. Кажется, руководителям было достаточно заявленных в программе кратких биографических сведений. Исходя из них, степени вовлеченности участника в дискуссию плюс представленных поэтических подборок – по-видимому, и складывался обобщенный «психологический портрет» молодого поэта.


В некоторых случаях срабатывали и социокультурные стереотипы: был момент, когда девушка из Ингушетии на обсуждении подборки Инны Домрачевой сделала замечание по поводу слишком вольной, по ее мнению, строчки в одном стихотворении. На что Ольга Юрьевна резонно возразила: «А что вы хотели? Девушка приехала из бандитского Екатеринбурга – отсюда эта раскованность в творчестве. Вы же, Ася, девушка восточная. У вас другая ментальность».


Не знаю, как у других, но мое представление о «восточной ментальности» основательно поколебал Заир Асим (поэтический псевдоним) с интригующей биографией: родился в Китае, уйгур по национальности (самая крупная этническая группа в Китае, исповедующая ислам), вырос в Казахстане, а стихи пишет на русском языке. Он прочитал несколько стихотворений из своего поэтического сборника с очаровательным названием «Осиротевший крик сирени». Симпатичный юноша с «самурайской» внешностью презентовал несколько экземпляров книги участникам семинара. Мне тоже достался «Сиреневый крик». Стихи, конечно, интересные, только вот отобрать несколько для публикации в нашем журнале – мягко выражаясь, «эмоционально-нейтральных» на слух, было непросто – стихи Заира все чаще о «наболевшем» и прочих мальчишеских треволнениях пубертатного периода. Вот такие «восточные тонкости»…


Возвращаясь к остальным участникам, хочу поделиться мыслью, не раз посетившей меня: слушая ребят (впрочем, фамильярничаю – многие из них, несмотря на молодость, уже занимают солидные должности в вузах, музеях), наблюдая за ними в общении, невольно вспоминала слова Максима Амелина, руководителя поэтического мастер-класса в Карачаево-Черкесии: «Не путайте автора с его творчеством». И все же, так и подмывало поискать в поэте героя его творчества, а в творчестве – самого автора! Это «наведение мостов» дало интересные результаты: например, Евгений Коновалов – очень важный, гордый своими жизненными достижениями – это заметно из манеры вести себя, интонации и даже тембра(!) голоса, преисполненного чувством собственного достоинства. И таковы же его стихи! Из-за этой чрезвычайной, на мой взгляд, «монументальности» образы в его стихотворениях статичны и представляются такой вереницей закованных пленников – не бредущих, но застывших в камне. И дело здесь не в отсутствии умений (кто бы сомневался!) работать с «живыми красками». Просто личность самого автора легла огромной тенью на его творение и затмила в прямом смысле слова.


Кристальным отражением «я» своего создателя представляется поэзия Владимира Беляева – то ли «питерского мальчишки», то ли «царскосельского юноши». Эрудированный, он показался очень искренним человеком. Такими же искренними были и его стихи, свидетельствующие о зрелости если не собственной, то уж авторской – наверняка.


Поэзию Антона Бушунова отличает, на мой взгляд, мужественная элегантность, благородство и доброта. При чтении его стихов не покидает ощущение присутствия на таком маленьком личном празднике. Интересно, что и сам Антон, как автор, производил такое же впечатление.


Татьяна Дружинина, самая юная из участниц семинара (если не ошибаюсь, ей чуть больше двадцати), также бесхитростна и прямолинейна, как и ее стихи. Об этом свидетельствовало и всегда самостоятельное, не зависимое от других «авторитетов» мнение по обсуждаемым произведениям – честное, откровенное, незлое и безо всяких там, знаете, «вологодских кружев»…


Мягкой, лирической личностью предстала Марина Сидоренко из Таганрога. Читатель и сам сможет убедиться в этом, познакомившись с ее поэтической подборкой на страницах настоящего номера.


А вот Инна Домрачева и Маша Маркова, как мне представляется, относятся к «сложному» типу личностей – всех «цветов» понемножку намешано.


Поэзия Инны эмоциональна, экспрессивна и даже немного взбалмошна – этим, собственно, она и подкупает читателя. У Маши – очень богатые краски в стихах. Чувствуется зрелость, стихи проникнуты гуманизмом. Однако в дискуссии она, по контрасту, жестка, хладнокровна, дотошна – с такой «хирургической» безжалостностью. Объяснение этому «непопаданию» в рисуемый ею поэтический образ себя, наверное, кроется в сложном жизненном опыте. По Машиным словам, ей пришлось перепробовать много профессий, не самых «престижных». Но именно они, скорее всего, стали теми «университетами», научившими ее видеть мир таким, каким он открывается читателю в поэзии Маши – и той «кузницей», где «закалялась сталь» ее характера!


Почти совершенной загадкой остался для меня Станислав Ливинский – может быть, причиной этому была некоторая замкнутость поэта. Заметила, что Ольга Юрьевна несколько раз отсылала внимание участников обсуждения к роду деятельности Станислава – профессионального фотографа. Занятие это, как и художественное творчество, действительно располагает больше к созерцательности (правда, Ольга Юрьевна имела здесь в виду другое – прием фиксации и «выхватывания» образов).


И, по-моему, недооцененными на этом семинаре оказались стихи девушки из Крыма, Натальи Малой. «Злую шутку» сыграли два фактора: магия местожительства, фатальным образом не нашедшая, по мнению Марии Марковой, глубокого отражения в лирике Натальи и (здесь уже было с кем и с чем сравнивать), при такой «прозрачной» и не слишком насыщенной образами поэтической ткани, может быть, неоправданные длинноты в стихах. И все же… восприятие поэтических произведений – вещь настолько субъективная, что я совсем не удивлюсь, если найдутся другие, не менее «авторитетные» критики и просто ценители поэзии, которые именно в творчестве этой девушки обнаружат особенные оттенки. Может быть, не такие сочные и яркие, как, например, у Маши, – но нежные и почти акварельные – которые участники семинара «умудрились» как-то не заметить…


Стихи Натальи Малой, Аси Темирхановой, Кости Комарова и Романа Рубанова, как и стихи Евгения Коновалова, не представлены в нашем журнале по досадной причине отсутствия копий их подборок. Может быть, позднее, в рубрике «Голоса друзей» это упущение удастся исправить. Тем более, что «детский» цикл стихов того же Романа Рубанова нашему читателю обязательно бы понравился – стихи очень трогательные и забавные, что неудивительно – Роман написал их для своей маленькой дочери.


Вот такие впечатления остались у меня от поэтического мастер-класса в Липках. Со временем они и вовсе приобретут характер возвышенный (чувствую, друзья, по возрасту выхожу из категории «липкинцев»). Чему в немалой степени способствовали и аристократизм утонченной и хрупкой Ольги Юрьевны, и удивительная интеллигентность и доброта Михаила Натановича…


Читателя интересуют формальные итоги семинара? Они есть. Частный пример: Роза Межиева (к ее «чувству глубокого удовлетворения») тоже получила «свою минуту славы» – услышав свою фамилию на закрытии форума в списке «поощренных». Вы же об этом хотели спросить (надеюсь)?..

 

© 2000 Москва. Фонд СЭИП.
e-mail: fseip@mail.ru