Евгения КОРОБКОВА
Марина Бородицкая: ТщательнЕй надо, ребята!




Марина Бородицкая: ТщательнЕй надо, ребята!



Призывы “работать тщательнЕй” и “убрать сахарку” еще долго будут сниться семинаристам из Карабихи. Строгая, но справедливая Марина Бородицкая не уставала повторять эти фразы из раза в раз. А для тех, кто подзабыл или не очень понял смысла этих выражений, Марина Яковлевна подробно объяснила в интервью.

- В одном книжном магазине ваша книжка “Прогульщик и прогульщица” соседствует на полке с фолиантом “Путешествие какашки”. Вам не обидно? Почему нишу детской литературы наряду с хорошими изданиями делят всякие какашки?

- Ничуточки не обидно. Пусть обидно будет тому, кто выберет какашку. И, кстати, нишу взрослой литературы с хорошими изданиями делят – и всегда делили – ничуть не меньшие какашки. Всё дело в выборе.

- На семинаре приводили пример. Шла девочка по книжному магазину и выбирала себе чтиво. В результате выбрала самое плохое, что есть на свете. Но девочке, допустим, можно простить. Многие взрослые не в состоянии выбрать детскую книгу, покупая то, что нравится им. Как можно воспитать вкус на детскую литературу?

– Вкус воспитывать «с ноля» вообще очень трудно. Ну, наверное, имеет смысл почитать что-нибудь по истории детской литературы, поговорить с умными… нет, не с умными даже, а с много и «вкусно», азартно, взахлеб читающими людьми, составить себе списочек и вместе (!) с ребенком его осваивать. В списке этом, кроме «малышовского» чтения (стихотворных сказок Чуковского и иже с ним) ОБЯЗАТЕЛЬНО должны быть Юрий Коваль, Виктор Драгунский, Валентин Берестов и много зарубежной приключенческой прозы: Дюма, Стивенсон, Майн Рид, Жюль Верн, Хаггард, Буссенар, Саббатини с его «Капитаном Бладом»… Лучше всего – в добротных старых переводах.

- Стихи пишутся либо сердцем, либо головой. Если я ничего не путаю, во время обсуждения стихотворений Миши Лукашевича вы обмолвились, что принцип “от головы”, которым он пользуется, оптимально применять именно к стихам для детей. Поясните, пожалуйста, эту мысль.

- Никакое не «либо»! И сердцем пишутся, и головой. И ничего не «оптимально», а просто в хорошо сделанных, «игровых», т.е., словесно-игровых стихах для детей часто бывает больше «головы», и это вполне оправданно. Но чем больше «головы», тем больше в таких стихах должно быть блеска, чистоты, компактности (ничего лишнего!) совершенства формы, иначе нечем будет «заплатить» за нехватку «сердца». А взять самые лучшие игровые стихи – Хармса, например, Яснова – всё равно веселье в них идет от сердца, и они идеально сбалансированы.

Длинный вопрос.

-Не секрет, что с течением времени средний уровень литературного мастерства пишущей прослойки общества повышается. Например, продолжение “Русалки” Пушкина не входит ни в одно из собраний сочинений поэта именно потому, что это продолжение было обнаружено спустя сорок лет после смерти Пушкина. За это время какой-нибудь имитатор вполне мог бы овладеть пушкинским мастерством и соорудить подделку.
У меня складывается впечатление, что в детской литературе обратная ситуация. До сих пор Чуковский остается непревзойденной величиной. Уровень приходящих в детскую литературу молодых авторов год от года разве что понижается. Так ли это?


– Надеюсь, что не так. И во времена Чуковского немало ерунды для детей сочиняли, и сейчас тоже, но уровень все-таки пока держится. Москвина, Гиваргизов… впрочем, это не самое молодое поколение; но вот «Липки», семинары наши летние все же внушают некоторую надежду. Хотя в смысле мастерства – «тщательнЕй надо, ребята!»

- Вам принадлежит фраза: “Искусство никому ничего не должно, но литература для детей – это всегда обязательства”. Какие обязательства вы ставите перед собой, создавая детские стихотворения?

- Отличная фраза, неужели это я придумала? Ужас в том, что я никогда собственных «афоризмов» не помню… И сочиняя что-нибудь для детей, никаких обязательств перед собой не ставлю. Просто хочется, чтобы слова встали тем единственным образом, от которого внутри делается хорошо. Но если это я сказала про обязательства, то я, видимо, имела в виду, что детская литература – и от этого никуда не денешься – всегда немножко «подает пример». И поэтому – никакой «грязи» ни в форме, ни в содержании допускать не может, а, наоборот, обязывает к чистоплотности. Ну и, конечно, если сам видишь, что получилась ерунда, ты её обязан выкинуть.

- А вы замечали, что стихи, почти как запахи, могут возвращать прошлое?
(Обнаружила такое явление, когда дошла до стихотворения “Птица-свиристелка, звонкая поделка” в вашей книге. Вспомнила то, что давно забыла: как однажды мы с папой купили книжку с этим стихотворением, а потом папа потерял ее где-то. И я очень расстраивалась. Потому что в нашем книжном редко появлялись новые книги, и второй такой не было).


– Еще как! Самые лучшие стихи, да в общем и проза тоже – это и есть консервированное время: открыл – и запахло… Как из книги Брэдбери «Вино из одуванчиков», надо ее, кстати, добавить в мой список: где пять, там и шесть. А «Глиняная свистулька», которую ты процитировала – это стихи о любви, в чистом виде.

- Когда летаю в самолетах, всегда повторяю про себя ваше стихотворение про “наш самолетик перенеси”. Рассказала друзьям – теперь они тоже повторяют. На мой взгляд, вы очень интересный взрослый автор. Не огорчает ли вас, что ваше взрослое творчество оказалось “за спиной” детского?

- Огорчает, а куда денешься? И Берестова, помню, огорчало, он сердился даже (хотя добрейший на свете был человек!) на это словосочетание «детский поэт». Это я у него научилась, что стихи – настоящие – пишутся для всех одним и тем же веществом поэзии… А впрочем, грех жаловаться, у меня всё-таки пять «взрослых» сборников вышло, меня регулярно печатает «Новый мир» (тьфу-тьфу-тьфу) и другие взрослые журналы… и я каждый раз с детской радостью думаю: «Вот вам!»

Беседовала Евгения КОРОБКОВА

Афоризмы Марины Бородицкой, записанные на семинарах в Карабихе
(из блокнотов Анны Ремез и Татьяны Фроловой)

***

Задача писателя - не замусоривать пространство, а написать что-то своё... единственное.


***

О том, уместно ли употреблять в литературе те приметы прошлого, которых дети могут не знать:

Если реалии хорошо объяснены и встроены в текст, они не будут никому мешать. Если всё перенесем в “сегодня”, это скоро устареет… Однако разъясняться приметы прошлого должны «тщательнЕй»!


***

О длинной строке в стихах:

Длинная строчка – ленивая девка. Кажется, что в длинную строку можно утрамбовать много всего нужного. И сам перестаешь замечать, как начинаешь навешивать балласт. Получается вязкая строка, она путается, как длинная нитка…

Длинная строка хороша, если ею не злоупотребляют, если не набивают «под завязку» коротенькими словами и если она оправдана содержанием.


***

Небольшое стихотворение должно сиять, как маленький алмаз.


***

В детских стихах, как в чемоданчике русской пианистки, должно быть “двойное дно”. Если над головой ребёнка есть о чём перемигнуться поэту и родителю, это хорошие стихи, не плоские, а объёмные…


***

Лучше всего пишется для детей, когда они у бабушки.

***










 

© 2000 Москва. Фонд СЭИП.
e-mail: fseip@mail.ru