Николай КОЗИН
Две статьи: ИДЕНТИФИКАЦИЯ ВО ИМЯ РОССИИ. ПРИРОДА РУССКОГО РАСКОЛА.

Журнал "МОСКВА" и Саратовский университет.


Статья из Журнала "МОСКВА"

ИДЕНТИФИКАЦИЯ ВО ИМЯ РОССИИ



Николай Григорьевич Козин родился в 1951 году в городе Баку Азербайджанской ССР.
Доктор философских наук, профессор кафедры философии Саратовской государственной академии права.



Понять Россию мыслящий русский интеллигент всегда полагал своим высшим долгом. Понимание включало и включает во всякую эпоху некоторый круг принципиальных вопросов. Одни из «трудных вопросов» были вечными, а другие рождало время: в чем сущность России и русского мира, которые воспроизводятся в том числе и в современной истории? Чем держится «мир России» сегодня, когда «русскость» и «российскость» мы пытаемся познать в этнонациональном единстве? Вместе с тем это отнюдь не снимает и вопроса об исторической и геополитической сущности русской нации — европейская ли она, азиатская, евразийская, маргинальная, или все-таки универсально-мессианская, или, в конце концов, просто русская и российская? Какими идентификационными противоречиями наполнен русский мир? В чем суть идентификационной тайны времени для современной России?

Вот круг главных вопросов, которыми живет современное национальное самосознание и на которые, казалось бы, уже даны исчерпывающие ответы, поскольку ни страна, ни культура, ни нация, ни сама их история не вчера возникли, а состоялись в истории, стали Россией. Но, несмотря на это, такие вопросы не просто постоянно возникают, но и относятся к разряду наименее «проявленных», наиболее «неопределенных». И это неслучайно. Такое возможно только с такой страной и нацией, которые основательно заблудились в своей собственной истории, допустили расщепление и вслед за этим хаотизацию социального, культурного и ментального ядра своего самосознания. С нацией и страной с глубоко деформированными и деградированными ценностями национальной и исторической идентичности, живущими неадекватными представлениями о самих себе, а в предельных случаях — и в тени параноидальных представлений о России и в ней — русской нации.



О высших формах самосознания

Идентичность есть «нечто», идущее через все века человеческой истории и стабилизирующее современность всей историей, а не какой-то ее избранной частью. А идентификация становится одним из самых фундаментальных феноменов человеческого духа в человеческой истории, поскольку вырастает из всей истории и культуры страны и нации. И феномен этот не является чем-то внешним, по случаю надеваемым на душу страны, нации, личности. Идентичность основой своей имеет духовный опыт личности. Соответственно, идентитет — это продукт сознания, доросшего до высших форм самосознания, до осознания сущности своего «я» в истории. Такое осознание дается человеку через акты связывания и отождествления себя с коллективными сущностями своей локальной цивилизации, культуры, исторической эпохи. С другой стороны, за счет идентификации преодолеваются пределы человеческого «я», человек выходит за границы своего эго. Это когда я, отождествляя себя с тем, что вне меня существует, вместе с тем превращается в нечто имеющее значение для моего «я».

В этом смысле идентичность манифестирует все основные символы преданности индивида сообществу. После чего история и в ней — историческое время обретают субъекта, тождественного их сущности, и ровно настолько, насколько сам субъект растворяет себя в коллективных сущностях своей истории и своего времени. Единство нации питается единством своей истории и, следовательно, единством своей исторической памяти. Мы участвуем в истории настолько, насколько история участвует в нашей жизни, оплодотворяет каждый акт и нашего сознания, и нашего действия. И во всех этих событиях идентификация — одновременно акт и процесс, участвующие в формировании пространства главных смыслов для специфически человеческого существования. Так совершается становление человека самим собой, но через «другого» и «другое», с кем (и с чем) «я» отождествляю свое «я».

Так в истории появляется субъект, способный творить не историю вообще, а историю конкретной локальной цивилизации, вооруженный для этого не просто интересами, но и, главное, ценностями и святынями определенной культуры и духовности. Обретая идентичность, жизнь человека обретает историчность, начинает мерить себя духовными максимами истории. Начиная связывать себя с существенными событиями своей истории, наполняясь духом своей культуры, человек перестает быть только творимой частью истории, он превращается еще и в ее творца. Можно сказать и так: миром правит идентичность. Правит в той самой мере, в какой им правит человеческое сознание и в нем — человеческое «я», ибо только знающий, «кто я», может знать «что делать».

История и в ней человек, осознающий себя, обретают источник для пассионарного подъема — для прорыва в новое измерение истории. Жизнь из «просто существования» по мере идентификации (развития самосознания), или, иначе говоря, по мере отождествления и наполнения себя человекоразмерными смыслами жизни и истории в главных своих актах превращается в сокровенное дароприношение. В дароприношение тому месту, где ты родился и живешь, кругу близких людей, давших тебе жизнь и ее смыслы, долгоприношение своей истории, своему народу, самому себе.

Каждый акт (шаг, период) идентификации превращается в акт одухотворения человека, превращения его в человека исторического, понимающего себя и воспитывающего себя в отеческом духе. В настоящем настолько настоящего, насколько в нем сохранилось прошлого. Настоящее «складирует» в себе свое прошлое как основание собственного бытия, и оно жизненно настолько, насколько опирается именно на такое прошлое, которое имеет выраженные проекции бытия, связывающие его с будущим. Поэтому и долг перед будущим есть только у того, у кого есть обязательства перед прошлым — кто не является исторически безосновным, как и исторически «бездетным». Прошлое — это больше того, чем я «просто живу». Жить в истории?— это еще и жить воплощением и раскрытием в ней своей сущности. После этого одно только и имеет значение — научиться жить жизнью сущности своей души, а значит, своей культуры, своей истории.

Но почему же, если мы все это осознаем, Россия, и с особой остротой на протяжении последнего столетия, бьется вокруг решения одних и тех же проблем? По форме они заданы конкретностью исторических обстоятельств, а по своей сущности это одни и те же идентификационные проблемы — собственного самоопределения в истории в качестве исторической и национальной России. Но будем помнить, что игры с идентичностью — самые опасные в истории, ибо это игры с духовными основами истории (то есть с основами человеческой души). Смена идентификационного кода ведет к перекодировке всего человеческого сознания. А потому человек, лишенный идентичности, начинает говорить языком пустоты, рожденной отсутствием в человеке его сущности. Он выпадает из цепи последовательности поколений, тем самым разрушая единство истории, а вслед за этим и саму историю.

Отсутствие глубоко осмысленной и адекватной идентичности равносильно отсутствию развитого самосознания и вытекающего из него осознания собственных интересов, ценностей, смыслов, стратегий адаптации и мобилизации ко всем социально-политическим и экономическим модернизационным и просто трансформационным процессам в обществе. Иными словами, отсутствие идентичности равносильно отсутствию всякой центрированности в жизни человека, а если нет «центра», то все становится противоречиво, конфликтно, смещается в сторону отклонений (девиантных неожиданностей). В результате мы наблюдаем глубокие поражения человеческого сознания, одним из проявлений которых в России стала патологическая готовность от поколения к поколению до смерти защищать самые отвлеченные идеи.


Созревание для гибели?

Наше национальное сознание оказалось погребено под обломками всех идеологических потрясений XX столетия, втянувших нас в глубокий духовный обморок, в условиях которого человек оказывается способным на любое вырождение. Мы оказались нацией, одержимой идеями, которыми в полной мере не владеем: они владеют нами, а не мы владеем ими, а потому и живем в странном, а точнее, в каком-то болезненном ослеплении идеями. Так произошло потому, что на протяжении целого столетия политико-идеологические ценности из средства нашего существования упорно превращались в самоцель. И в этих процессах они стали утверждать свою первичность на обломках нашего национального идентитета, через тотальную хаотизацию и разрушение всей иерархии наших национальных ценностей.

Идентификационный хаос стал величайшим кошмаром современной России, и в этом хаосе мы легко становимся одержимыми всеми ошибками логики — в частности, начинаем искать себя в том, чем мы не являемся, и там, где вообще отсутствует наша сущность. Мы начинаем жить такими изменениями в истории, в которых одна противоестественность преодолевает другую, только усиливая противоестественный характер всех изменений. В частности, мы все время пытаемся остановить будущее прошлым или изменить будущим свое прошлое, что превращает нашу историю в историю на грани абсурда.

В итоге не мы властвуем над нашей историей, а история властвует над нами, и в той самой мере, в какой мы не являемся хозяевами своей собственной души, ее идентификационных сущностей. Мы живем невротической утратой своих исторических и духовных корней, питающих нашу национальную идентификационную сущность, — лишаем себя главных точек сборки нашей идентичности, которые находятся в нашем прошлом. При этом нас явно хотят раздавить потерей веры в свое прошлое. Ибо что значит потерять веру в свое прошлое? В ряду прочего это значит полностью обессмыслить пространство главных смыслов своего существования — оказаться распятым мыслью о том, что твоя жизнь и в ней все прожитое было прожито зря.

С таким прошлым нам трудно жить в настоящем. Хуже того, если нет истории, то все возможно, вплоть до невменяемого исторического творчества. Так рождается во всем безрассудная история. И она рождается по одной, и фундаментальной, причине: в своем историческом творчестве мы получаем вдохновение не оттого, что мы нация — наследники и продолжатели дела большой истории, великой культуры и несравненной духовности, а всего лишь последователи одного из политических учений.

Лишая свою историю национальных ценностей и смыслов, мы становимся окончательно больными своей историей — превращаемся в людей, страдающих самими собой. Нация и в ней человек, теряющий идентичность, созревают для гибели. А посему нам надо исследовать силу, нас победившую. И она, увы, часть нашего сознания, та самая, которая упорно отказывается стать русской.

В условиях России чуть ли не всякое политическое мышление превращалось в инструмент аннигиляции национального сознания. В частности, именно беспощадное отрицание русскости роднит таких политических антагонистов в истории России XX века, как русский марксизм и русский либерализм. Последний в итоге неожиданно оказался с большевистским, тоталитарным душком. И это не случайное совпадение: их объединило совершенно неестественное отношение к ценностям исторической и национальной России, попытка их опустошения и преодоления в пространстве истории. В своем отрицании России и русский марксизм, и русский либерализм не чувствовали пределов отрицания, и в таком качестве наша история неизбежно превращалась в осуществленное безумие.

Мы видим, как идея исторической модернизации России начинает совмещать себя с идеей преодоления России в истории, и вслед за этим мы платим самую большую цену за свое существование в истории. Национальной трагедией — расколом, гражданской войной. В реальной практике исторического творчества именно невнимание к этническому фактору в русской истории становится источником русской катастрофы — и в октябре 1917-го, и в августе 1991-го. Исторический опыт редко чему учит, но он, как минимум, не забывается. И главный вывод из него: нам доступна не подлинность нашей истории, а только шум, ею производимый. И как следствие, мы слишком легко соглашаемся, с очередным безумием современности и именно потому, что в совершенно непропорциональных масштабах считаем себя свободными от своего прошлого. Пора научиться если не все, то многое мерить мерой глубинного прошлого.

Прошлое — это всегда больше того, что просто было и прошло и теперь не существует, а если и существует, то где-то вне нас или на периферии нашего существования. Прошлое, его онтология более фундаментальна — это всегда нечто, что с необходимостью входит в состав нашей сущности. Да, князя Владимира уже нет в Киеве, Александра Невского в Великом Новгороде, Юрия Донского на Куликовом поле, Петра Великого в Санкт-Петербурге, а Ленина и Сталина в Кремле. Их времена прошли, но?— и в этом вся сущность присутствия человеческого прошлого в настоящем?— они в нас и благодаря именно этому мы есть мы.

Русское западничество как левого, так и правого толка осознает это плохо. Они исходят из другой онтологии русского прошлого — как прошлого, принципиально не состоявшегося, а потому и исторически пустого. Именно отсюда ветвятся корни идентификационной разнузданности сознания русского западничества. Оно следствие длинной хронической болезни неестественного отношения к русской истории как к такому прошлому, которое не заслуживает того, чтобы его бережно сохранять и с ним считаться как с необходимым фактором, определяющим меру должного и возможного в современности.

Отсюда и масштаб насилия над современностью: если настоящее ни в чем и никак не определяется прошлым, то в нем все возможно. И это «все» действительно стало реальностью в истории России XX столетия, и с особой жестокостью и безответственностью в начале и конце столетия. И как закономерный итог — в своей истории мы до сих пор живем как бы и не совсем в своей, не как у себя дома, она в совершенно недопустимых пропорциях отчуждается от нашей русской сущности.

Таким образом, в истории России разыгрывается трагический сценарий одного и того же действия театра исторического абсурда. Как только приходят времена и сроки, страна и нация исчерпывают очередной стадиальный модернизационный проект исторического творчества и изживают лежащие в его основе политико-идеологические ценности, идейная мобилизация приобретает странную направленность. Она начинает с того, что вытаптывает все пространство ценностей и смыслов национального присутствия в истории. Мало того, что смена модернизационного проекта всякий раз совмещается со сменой общественно-политического строя страны, что сверх всякой меры обостряет весь спектр реальных и возможных противоречий, так она еще мобилизует в высшей степени агрессивные практики, цель которых — в очередной раз не допустить в историю России ее национальную сущность. Россия начинает болеть болезнями модернизации, при этом не довольствуясь изменением только отношений собственности и власти, освоением новых технологий прорыва в новое измерение истории, но и преодолевая себя как Россию, со всеми ее идентификационными сущностями, составляющими русскость.


Идея и нация

И здесь открывается потаенная суть трагедии и марксизма, и либерализма, и вообще любой политической идеологии в России — в попытке осуществить модернизацию страны вне какой-либо существенной связи с ее национальной сущностью, а если быть точнее — за счет ее преодоления в истории. Как преодоление происходит и что преодолевается? Все начинается с изгнания всякого присутствия национального начала в русской истории. Следующий этап связан с включением механизма противопоставления идей друг другу, вплоть до их непреодолимого антагонизма. Большевизма — монархизму. Боголюбия — атеизму. Тоталитаризма — демократии. Но всякая идея, лишаясь национальной почвы, теряет опору в истории и культуре, в законах преемственности, опираясь на которые могла бы быть примирена с любой другой идеей как идеей своей истории и своей культуры.

Но если идея начинает с того, что противопоставляет себя идее нации и стоящим за ней ее истории и культуры, то она неизбежно заканчивает обострением всех возможных антагонизмов, вплоть до репрессалий по отношению к самой истории и культуре — ко всем идеям, этой историей и этой культурой рождаемым. Она становится безвозвратно чуждой истории, культуре, нации, начинает жить только самой собой, только формами своей абсолютизации, на этой основе порождая все формы насилия как единственного средства собственного самосохранения.

Это многое объясняет в истории России XX столетия, ставшего для нас историей нашего национального безумия. Мы, отказавшись от идеи нации, призванной примирить все идейные антагонизмы всеми смыслами общности, созидаемой в пространстве осуществления идеи общей исторической судьбы, отказались от всех консенсусных решений, хоть как-то считающихся с нашей национальной самостью. Мы начали жить идеями, во всем противоположными нашей исторической и национальной сущности, и, как следствие, закончили всем, что нас только разделяет. В этом смысле главный враг современного российского либерализма — кризис идей, явно не работающих на консолидацию общества и в таком качестве не работающих ни на человека, ни на нацию, ни на государство. А они потому и не работают, что либерализм в России начал не с синтеза идей, а с их болезненного противопоставления. Абстрактная идея человека и его свобод была противопоставлена всему, чему ее можно было противопоставить, и прежде всего самой сущности России и в ней — идее нации и идее государства.

Во имя прорыва в новое измерение истории нас призывают пожертвовать всеми веками нашей предшествующей истории — втягивают в безудержный процесс развенчания всех ее национальных смыслов. Нас постоянно сосредоточивают на таком нашем прошлом или, еще чаще, на такой ее интерпретации, которая радикально ослабляет нас в современности, устанавливая фиктивную связь с прошлым. Прошлое, нигилистически препарированное, избирается в качестве главного нашего врага, и тем самым мы сильно осложняем свою жизнь в современности, поскольку если главный враг — наше прошлое, то мы в совершенно непропорциональных масштабах начинаем жить только своим прошлым.

Оно приобретает совершенно тираническое влияние — начинает просто репрессировать настоящее, ставить его в недопустимую зависимость от себя как от прошлого, в котором якобы скрывается главный враг нашего исторического творчества. Здесь мы сталкиваемся с одним из парадоксов времени в истории, в пределах которого выстраиваются в высшей степени противоречивые отношения между прошлым и настоящим. Это когда настоящее не может возникнуть и существовать без прошлого, но как настоящее утверждает себя только через преодоление прошлого в себе, и в первую очередь такого, которое мешает ему быть настоящим. И похоже, мы в полной мере не владеем культурой отношений со своим прошлым.

Мы не творим историю, а зацикливаем себя на сведении с ней счетов. Мы начинаем смотреть на свою историю как на бедствие, со всей пассионарной страстью устремляясь к исторически безосновному творчеству как к своему идеалу. Так мы теряем контроль над нашим прошлым и, как следствие, начинаем жить в условиях непереносимого настоящего, в котором все возможно именно потому, что оно, вслед за прошлым, нам больше не принадлежит. И будущее, со всеми присущими ему неопределенностями, начинает твориться за счет усиления неопределенности прошлого. Так настоящее превращается не в основание, связующее прошлое с будущим, а в арену все разрушающей борьбы между ними. Так мы превращаемся в разрушенные отбросы разрушенных веков.

В итоге мы (русские люди) осваиваем совершенно порочный способ самоидентификации не со своей нацией, ее историческими, культурными и духовными сущностями, а всего лишь с очередной модернизационной идеей. Цена модернизации становится и непосильной, и абсурдной — отказ от собственной национальной самости. И такой модернизации начинает сопутствовать странная познавательная процедура: мы начинаем мыслить только подробностями, упуская то главное, что связывает все частности нашего бытия в единое целое, с одной им присущей сущностью — сущностью России и в ней — русской нации. Она как основа целостности нашего бытия в истории просто игнорируется. И как следствие, мы, часто не осознавая, продолжаем платить невосполнимую цену за презрение к нации как субъекту мировой и своей собственной истории.


Стать собой или стать другим

Все подлинно значимое и в жизни человека, и в жизни общества живет только идеей целого и, следовательно, как элемент целого, будучи интегрировано в нем, питается его смыслами и жизненной энергетикой. Вырванное же из своей связи с целым, переставая жить жизнью целого, часть начинает деградировать, жить не подлинностью своего бытия, ибо в части сущность представлена своей частью, в целом?— всей своей тотальностью. Вот почему я настолько бытийствую в своем бытии, насколько растворяю в себе его сущность, и через нее живу всей целостностью бытия.

Преодолевая в себе свою национальную сущность и связанные с ней основы целостного бытия, нас охватывает идентификационная истерика по поводу всех ценностей нашего национального существования. Мы начинаем жить парализующей наше самосознание идентификационной верой в то, что мы носители неправильной истории, не состоявшейся культуры, больной духовности, и только отказ от них способен вернуть нас к исторической норме. Но это именно та «норма», которая окончательно истощает наши души. Так в своей собственной истории мы становимся изменниками всему, чему только можно изменить. Мы начинаем испытывать странное сладострастие, насилуя самих себя чрезмерными требованиями к своей истории и культуре, и, как правило, с ценностно-смысловых позиций иных культур и цивилизаций. И, как следствие, отношение к ним перестает быть национально мобилизующим переживанием.

При этом никто не будет спорить с тем, что в нашей истории немало явлений, в высшей степени достойных критического отношения. Но под знаменем критического переосмысления мы допускаем нигилистическое ниспровержение всей нашей истории и чуть ли не всей нашей культуры. Так мы лишаем себя памяти осознания русских свершений в истории и вслед за этим исторического самоуважения. Мы начинаем жить тотальностью смыслоотрицания всего в пространстве нашей истории и культуры. Так мы приходим к фатальному ослаблению современности и в ней — нашего национального «я». Выход из такого состояния очевиден. Каждый человек держится за свое «я», и до тех пор, пока за него держится, он — человек. Так и нация должна держаться за свои идентификационные сущности — свое национальное «я», и до тех пор, пока за него держится, она — нация.

Покинув почву национального в истории, мы готовы на какое угодно обращение с собственным прошлым, готовы к любым спекуляциям и манипуляциям. И поскольку прошлое больше не воспринимается как свое, мы начинаем жить сознанием радикальной испорченности нашей истории. При этом нас хотят навсегда приковать к нашему «позорному прошлому», не позволяя удержаться на почве возвышенного, закрепленного к истории идеала. Мы, таким образом, теряем веру в себя и в свою собственную историю, начинаем сомневаться в том, что не подлежит сомнению. Мы начинаем страдать от избытка истории, многократно усиленной критическим разложением ее основ. Становясь в радикальную оппозицию к самим себе, мы становимся слишком последовательными в полной хаотизации явлений своей жизни и истории. Воистину, в таком своем качестве нам надо искать защиты прежде всего от самих себя, ибо мы начинаем жить той частью самих себя, которая нас ослабляет.


Хаос вместо понимания

Если нация и ее сознание — тождественны, то сегодня мы — больная нация, поскольку являемся носителями сознания, радикально отчужденного от своей национальной сущности. Ведь нам по-настоящему принадлежит только то, что мы осознаем. А мы, похоже, в полной мере не осознаем ни своей культуры, ни своей истории, всего национального, в них присутствующего, — себя как нацию и нацию в себе. Наша национальная сущность существует не столько в нас и для нас, сколько параллельно нам и нашему существованию. Она радикально отчуждена от нашего существования, ибо наше сознание, которое должно было мыслить в национальных терминах, ценностях и смыслах, упорно отказывается связать себя с самой идеей нации и на этой основе стать подлинно национальным сознанием.

Мы превращаемся в нацию, живущую спящей или даже хуже того — хаотизированной идентичностью. И как следствие этого, мы нуждаемся в суровой терапии, и ее суть прозрачна: начать жить, мыслить и действовать исходя и во имя осуществления своего национального начала в истории. Адекватной реакцией на национальную катастрофу, пережитую нами в начале и конце XX столетия, должно стать наше возвращение в собственную историю как в национальную. Мы должны совершить радикальный переворот в ценностях и смыслах нашего существования — вернуться к ценностям и смыслам исторической и национальной России.

И прежде всего к православным истокам нашей культуры и духовности, способным вернуть Россию к ее русской сущности, не к политико-идеологическим, а к более глубоким — локально-цивилизационным основаниям бытия в истории. Только так мы можем прийти к более полному и гармоничному существованию — у нас наконец-таки появится возможность завершить эпоху исторических потрясений, начатую еще октябрем 1917-го и продолженную августом 1991-го, и завершить ее мы можем только одним путем — став русскими в своей собственной истории.

У нас в нашей истории больше нет алиби, которое могло бы оправдать наше бездействие и безмыслие — не быть Россией и не мыслить себя Россией. Здесь уже сама мысль о борьбе означает победу. Для всех, кто идентифицирует себя с русским миром, настало время беспощадной объективности и исторической очевидности — время русской России. Русские имеют право на русскую Россию, а после развала России–СССР имеют это право вдвойне.

История России, как России, должна твориться субъектом, адекватным ее русской сущности. А потому тот, кто находится в конфронтации с этим правом, явно находится за пределами национальной сущности России и в ней — русской нации. Поэтому мы должны научиться отсекать от себя все то, что не является нашей сущностью и противоречит всем формам нашего единства. Ибо мы не можем объединиться и стать едиными, минуя то, что мы, в ряду прочего, прежде всего русские и в таком качестве должны стать небезразличны к тому, что мы — русские: преодолеть безразличие, массово бытующее по отношению к нашей русской сущности, столетие воспитываемое в нас и от имени коммунизма, и от имени либерализма.

И это естественный и абсолютный императив современности, в которой, после распада геополитического и ментального пространства России, сохранение русской сущности России стало основным условием сохранения самой России. Современная Россия находится в критической зависимости от состояния русской этничности, ибо мы живем в пространстве идентификационно разоренного русского мира. Главный разрушительный элемент русской истории оказался идентификационным. Именно его упорное игнорирование в практике исторического творчества превращает нашу историю в гигантскую психиатрическую больницу, в которой мы, ее действующие силы, пытаемся силами нашего сознания окончательно предать русскую сущность России и в ней?— русской нации. Это становится одним из главных актов самоутверждения того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения нашей национальной жизни. Человек достигает низшей точки своей витальности, когда теряет свою идентичность.

И если мы не хотим вновь потерять свое Отечество, как уже его теряли вместе с имперско-романовской и советской Россией, мы должны восстановить в России ее русскую сущность. Связать современность не с вненациональными, а с глубоко национальными ценностями идентичности?— ценностями и смыслами исторической и национальной России. В ряду прочего это означает, что мы должны научиться мыслить и действовать в нашей истории в согласии с нашей историей?— с чувствами, волей и идеями наших предков. Но так мыслить и так действовать мы сможем, если будем являться русскими — утверждать себя в качестве русских с утра до вечера и с вечера до утра. Здесь ключ к преодолению главных истоков всех катастроф нашей жизни.

В этом смысле наша преданность нашей истории предполагает нашу преданность нашей русскости. Только так мы можем достичь тождества русской нации русской сущности России?— через достижение полноты собственного самоопределения в качестве русских. Таким образом, русским необходимо по-новому увидеть социальную реальность, в которой главной для них становится задача превращения себя, русских, из нации в себе и для других в нацию для себя. На этой основе мы должны перестать быть силой, направленной вовне, и наконец стать силой, направленной внутрь себя. Если мы сегодня не станем русскими, то завтра нас просто не будет, так как не будет того сознания, с которым мы сможем связать свое присутствие в этом мире в качестве русских. Проблемы, рожденные столетним разложением и забвением нашего национального начала, можно решить только средствами развитого национального самосознания. И в ряду прочего именно в таком качестве оно по-настоящему становится небезразлично к идеалам гуманизма. Культивирование человечности начинается с культуры самосознания, ибо человечность вне меня рождается культивированием человечности во мне — только в пространстве развитых форм самосознания и самоуважения.

А потому пришло время осознать, что самый страшный кризис — идентификационный, ибо он поглощает культуру нации и растворяет ее в чуждых ей ценностях. Он инициирует культурное самоубийство нации, окончательно совершаемое тогда, когда нация, пытаясь жить бессмысленной жизнью вненациональных ценностей, отказывается позиционировать себя в истории как нация. Нам надо перестать жить в мире безосновных сомнений по поводу исторической и культурной состоятельности нашей национальной сущности. И вслед за этим преодолеть в себе ставшее уже параноидальным упрямство, с каким всякий вопрос о нашей национальной самости мы превращаем в объект беспощадного словесного избиения. В этом смысле решение всех наших главных проблем в близкой досягаемости — оно в нашем сознании и самосознании, которые наконец-таки должны стать адекватными своей национальной сущности.

В принципе всякое препятствие — лучший союзник человеческой воли, ибо все, что нас не убивает, должно делать нас сильнее, но это только при том условии, если мы живем в мире наших идентификационных сущностей, не вопреки, а в согласии с сущностью святынь нашей души. Всякий кризис больше, чем учит, он заставляет искать опору в самом себе, и выход из него — всегда в нахождении новой формы глубинной духовной жизни. Для того чтобы осуществить изменения вне меня, я должен измениться внутри себя — стать не просто другим, а превзойти в себе то, что меня принципиально ограничивает. К обновлению жизни можно прийти только с обновленным сознанием и в нем — со встревоженной совестью. Так мы становимся пробужденными людьми, готовыми принять любой вызов современности. Для того чтобы стать утверждающими в этой жизни, мы должны отринуть от себя все, что нас ограничивает, и прежде всего восстановить веру в самих себя. Ведь утратить веру в самих себя?— это значит окончательно стать бесполезными.


Наши задачи

Остаться в истории можно, только изменяясь, но изменения — развитие, должно быть согласовано с нашими идентификационными сущностями. Пока наше «я» выражает нашу национальную сущность, мы владеем всем миром. Следовательно, до тех пор, пока мы мыслим и действуем в согласии с коллективными сущностями нашей истории и культуры, мир, который мы творим, принадлежит нам. В таком качестве задача самоизменения не противоречит нашему стремлению стать более совершенными, так как только оно может сделать нас соразмерными нашей сущности — сущности исторической и национальной России. Только постоянно превосходя самих себя, мы можем стать самими собой.

Русский хаос, рожденный беспримерным столетним саморазрушением идентификационных основ нации и страны, устремлен к тому, чтобы стать русским космосом. И основа его становления — русская сущность России, ее решительное восстановление и сбережение, а это значит еще и всестороннее культивирование и развитие. Для этого мы должны стереть в себе все ощущения, все мысли, все действия, репрессирующие нашу сущность. А такая задача, как свидетельствует опыт истории, всегда актуализировалась там, тогда и постольку, где, когда и поскольку из нашей национальной сущности изгонялась ее русская сущность.

В этом смысле мы не избраны, а призваны. И если в первом случае речь идет о привилегиях и правах, то во втором — о долге и обязанностях. В последнем случае для нас это означает только одно: стать самими собой в своей собственной истории — Россией. Тем самым мы не взываем к болезненной сосредоточенности на нашем национальном «я» и тем более к его абсолютизации. У нас нет никаких оснований считать себя целью и мерой всех вещей. Нам не нужно самооправдания с какой-то апокалиптической точки зрения, через слепой восторг и восторженное бешенство по поводу непревзойденного превосходства нашей национальной самости. Нам нет нужды в оргиях безосновного триумфализма, ибо всякая, а тем более этически не центрированная абсолютизация неизбежно завершается нравственным обнищанием культуры.

Таким образом, мы не имеем права поставить себя выше, а значит, и вне морали, как, следовательно, не имеем прав и на то, чтоб вновь игнорировать право личности на автономию и нетипичность — перегружать обязательствами, репрессирующими ее сущность и ее свободы. Совершенно недопустимо на алтарь национального честолюбия приносить жизнь и интересы личности. Они вообще должны перестать быть поглощаемы любой политикой и связанной с ней идеологией. Наше спасение в исторической реальности, которая будет создаваться преимущественно моралью. Поэтому нам, русским, не нужна наша национальная исключительность сама по себе, тем более такая, которая противопоставила бы нас всему остальному миру.

Нельзя стать лучше только благодаря тому, что ты русский, за счет простой принадлежности к какой-либо нации вообще. Различия между людьми меряются не по крови, а по уму и добродетелям. Тот, кто строит свою идентичность на безосновном самовосхвалении и пещерном презрении к другим народам, эту идентичность в итоге разрушает, ибо перегружает ее ненавистью. Надо уметь жить миром, не обусловленным только нашей национальностью. Мы не должны быть настолько захвачены собственным национальным «я», чтобы перестать понимать и уважать чужие интересы и ценности. Но при всем при этом нам, русским, необходима самодостаточность, та самая, которая рождается адекватным пониманием своей национальной самости и существованием через ее творческое развитие. Нам, русским, необходимо вооружить себя идеей нации, и она нам необходима как идея общности в любви, а не в ненависти.

Именно она даст нам искомый источник к единению, ибо одним из самых трагических последствий слома идентичности стало разрушение если и не всех, то главных социально солидарных форм существования. Мы перестаем быть людьми, пускающими корни своего бытия в свою культуру и историю как национальные. И как следствие этого, мы стали одним из самых социально атомизированных обществ — людьми, слабо или вообще не объединенных какими-либо социально значимыми коллективными сущностями. И это произошло в той самой мере, в какой оказалась развеяна по ветру истории наша преданность нашей истории, культуре, духовности? — в какой мы отказались быть русскими в своей собственной истории, а значит, и от самого принципа неделимости общей исторической судьбы. Но, перестав быть солидарным сообществом, мы перестали быть если и не нацией вообще, то, несомненно, развитой нацией, поскольку по-настоящему только в пространстве национального существования в истории творится мир солидарного существования по самым критически важным маркерам исторической, культурной и духовной идентичности.

Таким образом, все совершаемое со мной совершается и с Россией, и там, где я возрождаюсь, и там, где я деградирую, возрождается и деградирует Россия. Тем самым наступил момент исторической истины, когда все будет зависеть от нашего выбора, а он будет определяться нашей волей и нашим сознанием быть русскими. При этом наша воля и наше сознание должны не только стать адекватными нашей сущности, но и наконец-таки начать предшествовать нашему бытию, и, следовательно, мы должны становиться тем, чем мы хотим быть, а не тем, чем мы по случаю становимся, или тем, чем нас принуждают быть. Жизнь человека, какая она ни есть, — это фабрика творения смыслов, и нам давно пора приступить к творению главных смыслов нашей истории как национальных, а не таких, которые разрушают все смыслы нашего национального присутствия в истории. При этом, дабы не захлебнуться будущим, нам необходимо действовать уже сейчас, ибо нет другого способа изменить будущее, как только начать изменять настоящее.

Надо, наконец, перестать жить современностью, в которой мы совершенно безосновательно сомневаемся во всем в самих себе, в исторической, культурной и духовной продуктивности самой своей национальной сущности. Для этого надо перестать играть в современность, пора овладеть ее потенциалом развития, а для этого нет другого пути, как только восстановить в ней идентификационные сущности исторической и национальной России. Иначе жизнь может легко превратиться в бесконечные игры с тем, что не имеет смысла, ибо они входят в нашу жизнь вместе с проживанием в себе главных ценностей и смыслов своей культуры в своей истории.

Таким образом, всеми противоречиями современности мы призваны к главному — к тому, чтобы преодолеть в себе и вне себя все преграды, препятствующие нашему соединению с нашими национальными идентификационными сущностями. Пора научиться смотреть на вещи без страха и проговаривать проблемность их сущности до конца. Нам необходима идентичность во имя России, а не против нее.


Статья из Саратовского Университета:

Козин Николай Григорьевич
д.ф.н., профессор


ПРИРОДА РУССКОГО РАСКОЛА


Прежде всего, русский цивилизационный раскол не является исключением в истории человечества. Это не чисто русский феномен. Пожалуй, исторически первой из известных попыток осуществить в истории изменения цивилизационной глубины и масштаба стали реформы Эхнатона (Аменхотепа IV) в Древнем Египте – 1353 – 1335 гг. до н.э. Они стали источником полномасштабного цивилизационного раскола общества в той самой мере, в какой претендовали на закладку основ новой религиозной системы, нового государственного культа, связавшего культ традиционного бога солнца Амона-Ра с личностью самого фараона и образовавшего новый культ и культовую практику поклонения «животворному солнечному диску» Атону. В своем «Великом гимне Атону» фараон объявляет себя единственным помазанником этого бога на земле.

Новая вера, гимны и заклинания характеризуют Эхнатона как провозвестника монотеизма и предтечу Авраама и Моисея. Он приказал запретить поклонение всем богам старого египетского пантеона и закрыть их храмы, что стало покушением на самые глубокие духовные архетипические основы идентичности древнеегипетского общества периода Нового царства. Все это сопровождалось расколом на новую и старую знать, новое и старое жречество, который не мог не затронуть и другие слои египетского общества. Раскол был преодолен после смерти фараона возвращением к старым богам и культовой практике, но, похоже, дорого обошелся обществу, если новая столица Ахетатон со всеми новыми храмами была разрушена, а само имя фараона-еретика было вычеркнуто из списка фараонов, когда-либо правивших Египтом.

Цивилизационным расколом было и возникновение буддизма в индуистской и брахманистской среде. В ряду прочего, он предложил такие духовные архетипы, которые взрывали все ценности идентичности, на которых базировалась кастовая социальная структура индийского общества. Понадобилось без малого тысячелетие для преодоления цивилизационного раскола в Индии, для того, чтобы привести в соответствие архетипы духовности с архетипами социальности, для того, чтобы определиться, какие ценности идентичности больше соответствуют основам локальности индийской цивилизации.

Тяжелейшим испытанием для основ еврейской цивилизации стало возникновение в ее недрах христианства, настолько расколовшего ее духовное единство, что многие и многие столетия спустя само упоминание имени Христа приравнивалось к самым страшным формам вероотступничества. И это естественно, распространение христианства в еврейской среде угрожало самим основам существования феномена еврейской культуры и цивилизации – оно превращалось именно по отношению к евреям в форму их культурной и цивилизационной ассимиляции другими культурами и цивилизациями, ибо взрывало все базовые ценности еврейской этнокультурной идентичности.

В XVI веке цивилизационным расколом уже для самого христианского мира стала Реформация. И во всех цивилизационных расколах наблюдается одна и та же закономерность. Цивилизационный раскол становится цивилизационным, если он становится расколом в духовных основах истории в душе каждого человека, принадлежащего к локальности данной цивилизации. Если он затрагивает генетический код истории, взламывает основы цивилизационной и этнокультурной идентичности через те изменения, которые он вносит в систему архетипов социальности, культуры, духовности, в сам способ их бытия в истории.

Для России таким расколом стала цивилизационная катастрофа Октября 1917-го. Имея формационную и связанную с ней модернизационную составляющую, устремленную на всестороннее освоение Россией принципов и потенциалов развития индустриального общества, Русская революция в цивилизационном отношении претендовала на нечто совершенно странное в истории – на преодоление самой русско-российской цивилизации, на превращение формационных изменений в России в цивилизационные изменения самой России. Именно в этой связи и на этой основе взрывались русско-российские духовные основы истории в душе каждого человека, именно с этой целью взламывался генетический код истории России, основы цивилизационной, исторической и национальной идентичности, вся система архетипов социальности, культуры, духовности.

В этом смысле сущность русского раскола действительно цивилизационная, но заключается не в том, что Россия, уже перестав быть традиционной цивилизацией, никак не может стать либеральной, а в том, что России просто отказывают в праве быть Россией, с болезненным постоянством на протяжении уже целого столетия пытаются преодолеть ее как Россию. Именно на этой основе цивилизационно раскалывается и сам национальный субъект России на национальную и историческую Россию, и на вненациональную и внеисторическую Россию. На ту, которая хочет сохранить в себе Россию и на этой основе сохранить саму Россию. И на ту, которая хочет преодолеть в себе Россию и на этой основе преодолеть саму Россию.

Таким образом, цивилизационный раскол России – это раскол в генетическом коде ее истории, в архетипических основах ее цивилизационного бытия, в самом цивилизационном субъекте истории, формы исторической активности которого перестают быть идентичными национальной и исторической России, самому типу цивилизационного бытия и развития России в истории. Это раскол, разрушающий все формы национального и на этой основе цивилизационно обусловленного бытия в истории, центрирующий всякое изменение в России на преодоление самой России. Это самый глубокий источник самых глубоких потрясений в истории – цивилизационных.

В условиях России они определялись невиданным в истории радикализмом целей и задач: не развить и обогатить старые цивилизационные ценности и стандарты, не дополнить их новыми, а заменить на принципиально иные. Все национально обусловленные формы бытия русских в России и России в мире заменить на вненациональные – преодолеть русско-российскую сущность самой локальности России-цивилизации. Именно это стало главным источником самых тягчайших цивилизационных потрясений в России.

Источник их, следовательно, не в некой «промежуточности» России- цивилизации, не в неком взаимном отрицании традиционализма и либерализма, а в том, что России навязывают осуществление цивилизационных проектов, разрушающих локальность ее цивилизации, все базовые структуры идентичности – цивилизационной, национальной, исторической. Исключением не стал и Август 1991-го. Он не преодолел цивилизационного раскола России, последовавшего после Октября 1917-го, напротив, придал ему новое измерение, новую глубину и масштаб.

В связи с этим, переходя к рассмотрению доселе скрытых аспектов в любом идентификационном кризисе и в любой истории, стоит обратить внимание и на его психоаналитическую глубину. Ведь суть дела оказывается в самых фундаментальных вещах: в опустошении второго важнейшего элемента человеческой психики – «Сверх-Я», всей сферы духовно высшего, императивов долженствования, запретов морального, социокультурного и семейного происхождения. При этом не важно под какими лозунгами и ради осуществления каких идеалов стране и нации навязывают изменение идентификационных основ в истории, по сути, основ локальности цивилизации. Важно другое: «кризис идентификации – это резкая девальвация всех присущих данной культуре общезначимых сверхличностных идеалов, что ведет к массовому психическому дискомфорту, чреватому иррациональными деструктивными срывами». И он приобретает глубину духовного кризиса, неизмеримо углубляется и усугубляется «от неумения или невозможности заполнить сферу «супер-Эго» каким-либо устойчивым конкретным содержанием. Это и есть кризис духовности»[1]. И он стал реальностью в современной России, в которой все сверхличные ценности стали сомнительными, поскольку под лозунгами вхождения в «цивилизацию» из них вытравливалась их национальная духовная и культурная суть.

В принципе, Август 1991-го был призван решить исторически ограниченный круг проблем, определяемых целями и задачами формационной модернизации России, большая часть из которых группировалась как раз вокруг целей и задач либерализации России. В области экономики это решение круга вопросов, связанных с законодательным утверждением права частной собственности в России. Именно потому, что это утверждение права собственности ни где-нибудь, а именно в России, этот процесс нельзя было свести к простому плюрализму всех форм собственности, а к поиску паритета частной собственности со всеми остальными, и прежде всего с государственной. Основу всех этих процессов должен был составить процесс социализации собственности – наделение как можно большего количества людей реальным отношением к собственности, наполнение этого отношения реальным содержанием.

Экономический фон, на котором все это должно было стать реальностью – требование неограниченных, кроме как экономической и социальной целесообразностью, возможностей развития рынка, свободной конкуренции с одновременным ограничением произвольного, не обусловленного экономическими интересами самого общества вмешательства государства в экономику. Опять-таки, с учетом того, что речь идет об экономике именно России, речь должна была идти не об уходе государства из экономической жизни общества вообще, а о радикальном изменении функций государства в экономике – о преодолении тотальности государственного диктата в экономике, особенно в сфере мелкого и среднего бизнеса.

В области политики историческая миссия Августа 1991-го заключалась в преодолении всевластия одной партии, внедрении принципов парламентской демократии, представленной через плюрализм партий и политическую толерантность. Придание правового характера всем основам общественной жизни, при котором использование государством функций прямого внеправового принуждения была бы сведена к минимуму. Тотальная демократизация всех основ и проявлений человеческой жизни, нормативно- правовые гарантии свобод личности – свободы печати, слова, шествий, собраний, передвижения, убеждений. Преодоление моноидеологичности общества – засилья и всевластия одной идеологии, заидеологизированности общества вообще, расширение поля идейной плюральности. Формирование структур гражданского общества и его сердцевины – всех форм самоуправления, что стало бы выражением и закреплением в России более глубоких процессов современной истории – возрастания роли масс в истории и их сознательности. Необходимо было по-настоящему открыть страну миру, преодолеть все разграничительные линии, оставшиеся от периодов тотального противостояния по линии Восток-Запад. Если не тотальная, то, по крайней мере, реальная гуманизация основ бытия личности в обществе, тех его сторон, которые определяются экономическими, политическими, социальными и духовными гарантиями осуществления прав человека и его личных свобод.

Нельзя не видеть, что основной исторический вектор либеральной составляющей формационной модернизации современной России, достаточно адекватно укладывается в магистральные закономерности переживаемого момента всемирной истории – преодоление всех базовых форм отчуждения человека в обществе, отчуждающих его от собственности, власти, культуры, другого человека, от подлинных проявлений собственной сущности. При этом важно учесть, что решение всего вышеперечисленного круга проблем ни в какой мере и ни в каком смысле не требовало слома основ национальной и цивилизационной идентичности России. Напротив, Россия нуждалась в восстановлении основ своей подлинной русско-российской цивилизационной идентичности, порушенных или радикально хаотизированных цивилизационной катастрофой Октября 1917-го, в преодолении самой практики исторического творчества, не считающегося с особенностями локальности России-цивилизации. Однако, вместо всего этого, еще раз подчеркнем, решения исторически ограниченного круга проблем Август 1991-го вновь приступил к такой формационной модернизации России, в которой самым жестоким и наглым образом были задействованы механизмы слома основ ее цивилизационного бытия в истории.

Тем самым не был извлечен главный урок из всех потрясений советского периода истории России, из их цивилизационной составляющей и сущности. Из того и, по всей видимости, не для всех до сих пор очевидного факта: что один раз уже была предпринята попытка организовать цивилизационное бытие России на основе логики мировой истории, не национальной, а именно мировой, так, как ее понимал марксизм. Поэтому неудивительно, что и на этот раз, в конце столетия вновь была актуализирована логика не национальной, а мировой истории, но уже так, как ее понимала компрадорская часть интеллигенции, ибо это оказалась логика исторического развития иной локальной цивилизации. И вновь с каким-то болезненным наслаждением интеллигенция занялась своим излюбленным занятием – организацией хаоса в собственной стране и истории на основе и средствами вненационального исторического развития.

Но кого все это волнует среди вненациональной интеллигенции, не идентифицирующей себя с Россией, и для которой «Россия – это всего лишь «кривое зеркало Европы»..., восточно-европейская культура, тщетно притязающая быть самостоятельной цивилизацией»[2]. Так интеллектуальное бессилие что-то понять в локально цивилизационной сущности России превращается в клевету против ее истинной природы. Но в практике исторического творчества такое искажение основ цивилизационной идентичности России не остается без самых трагических последствий – ведет к взлому основ цивилизационной и национальной идентичности, к цивилизационному расколу общества и, как их следствию, цивилизационным потрясениям в России. В самом деле, поскольку Россия всего лишь «кривое зеркало Европы», то это «зеркало» нуждается в том, чтобы его «выправить». А «благая» цель оправдывает любые средства. Эта «цивилизационная неадекватность» России в политической практике служит странным, но, как правило, безупречным оправданием любого отношения к России, вплоть до любой глупости. И в данном случае совершенно не важно, что это будет стоить России, не важно, что это станет насилием над Россией, преодолением основ ее цивилизационного своеобразия и цивилизационной идентичности в истории.

Важно другое и самое трагическое – навязать стране и нации новые формы цивилизационного творчества, никак не связанных с саморазвитием собственных русско-российских цивилизационных основ бытия в истории. Главное преодолеть саму Россию, как основное препятствие для вхождения в структуру локальности иной, западной цивилизации. Для этого в произвольных целях использовать экономику, в частности, разрушение ее базовых производящих структур, чтобы на волне массового обнищания и недовольства масс этим обнищанием, навязать стране и нации новый проект вненациональной цивилизационной идентичности – связать ценности цивилизационной и национальной идентичности с экономически процветающей на данном этапе исторического развития страной, нацией, цивилизацией. Но историческая модернизация, сопрягающая себя с разрушением базовых ценностей собственной цивилизационной и национальной идентичности, еще не начавшись, оказывается обреченной, ибо навязывает стране и нации не ценности исторической модернизации, а цели и смыслы цивилизационного переворота – разрушение всех несущих конструкций социума, связанных с основами локальности его цивилизации.

Вот почему историческая модернизация, в которой так остро нуждалась страна и нация в конце XX столетия для того, чтобы осуществить главное – переход от индустриальной к постиндустриальной стадии исторического развития в национально обусловленных формах, не состоялась. И не состоялась именно потому, что не осуществлялась в национально обусловленных формах и ради национально значимых целей. И как закономерный итог: не состоялся прорыв к новым высоким технологиям и экономически эффективным практикам; к новым политически стабильным и социально справедливым формам жизни; к более развитой духовности и вслед за этим и на основе этого к новому человеку с новым, гуманистически более искренним самосознанием… Не состоялся принципиальный прорыв и к новым формам личностных свобод – чуть ли не главной задачи, провозглашаемой либеральной реконструкцией страны и нации. Все основные завоевания в сфере свободы личности свелись к гарантиям отрицательной свободы выбора – к свободам социально безответственного и нравственно отклоняющегося поведения. Человек оказался еще менее защищенным базовыми экономическими и социальными условиями своей жизни для проявления своей истинной индивидуальности, еще менее свободным для того, чтобы оставаться просто человеком. Страна не получила новых источников новой исторической динамики для прорыва в новое измерение истории.

Вместо всего этого и много другого реформы, начатые еще перестройкой в 1985 году, в 90-х, на острие ельцинского хаосатворчества, принявшие крайние формы либерального джихада, разрушили страну и в ней несущие экономические, геополитические, социальные и нравственные опоры существования нации в истории. Сверх того, они посягнули и на самое святое: осквернили духовное пространство нации, разрушили или до предела хаотизировали и релятивизировали в нем весь мир исторических, культурных и духовных символов, на котором базировало свое бытие национальное самосознание России и в ней – русская нация. Технологии деморализации великой нации были доведены до совершенства.

Это классические воины были связаны с технологиями прямого насилия – поражения человеческого тела. Современные воины носят куда более косвенный, а в ряде случаев и просто стыдящийся форм прямого насилия характер. Но от этого они не становятся менее разрушительными. В них технологии деморализации – тихого поражения души, теряющей центры своей национальной идентификации, нравственные и культурные опоры в своей душе, предшествуют шумным технологиям прямого подавления, как наиболее затратным и рискованным. Куда проще решать главные проблемы идентификационной перекодировки основ цивилизационной локальности страны и нации под ковром сложных ментальных смыслов, амбивалентных ценностей и спорных идеологем, действие которых тем разрушительнее, чем менее они заметны, чем больше они осуществляются под флагом самых нейтральных мотивов и внешне благовидных предлогов.

Так, под предлогом идеи свободы и достижения идеалов либерализма был осуществлен погром всех центров идентичности и социальной консолидации – всех крупномасштабных структур социума, стягивающих его в единое национальное целое – историческое, культурное, духовное. В экономике под предлогом рыночной нерентабельности крупных предприятий был запущен механизм разрушения экономики, грозящий полной деиндустриализацией страны. В политике под предлогом защиты прав личности и расширения пространства экономических, политических и социальных свобод начались процессы демонтажа крупных государственных структур и принципов централизованного управления – процессы разгосударствления – ухода государства из истории в качестве главного субъекта исторического творчества. В геополитике под предлогом борьбы с империей, преодоления «имперских амбиций» и «имперских традиций» был осуществлен геополитический разгром России, ее евразийской геополитической сущности – вытеснение из мировой истории в качестве евразийской державы, способной стать центром евразийской консолидации на основе цивилизационных ценностей россияцентризма. В культуре под предлогом преодоления «азиатского наследия», якобы чреватого крайностями духовного фундаментализма и политического тоталитаризма, была предпринята попытка тотальной ревизии главных культурных кодов России и в ней – русской нации, демонтажа культурных центров с потенциалом больших культурных и цивилизационных синтезов. В идеологии под предлогом деидеологизации российского социума была осуществлена беспощадная идеологическая вивисекция всего идеологического пространства России. В итоге оно лишилось всех центров идеологической интеграции и консолидации населения и прежде всего тех, которые ориентированы на национальные ценности и смыслы пребывания в истории.

И так – по всем векторам российского бытия в истории, по всем крупным структурам и центрам, которые хоть как-то могут претендовать на статус стартовой площадки для прорыва России в большую историю – для того, чтобы просто остаться в великой истории. Кажется, что Россию хотят опустить до рептильных форм существования в истории, и с этой целью все поиски индивидуального успеха пытаются зациклить на практики их осуществления, если и не за счет, то уж точно в обход принципа единой национальной судьбы. Россию хотят лишить самой возможности порождать и жить в пространстве великих идей и больших исторических проектов, способных духовно мобилизовывать и объединять российский социум, двигать его дальше по вертикали общественного прогресса. Ведь такими способностями, особенно в мотивационной, этико-религиозной сфере обладают только те культуры, которые ориентируются на высокие общественные идеалы, а не на индивидуалистический интерес, ко всему прочему, криминально или паразитарно понятый – на «принцип личности, доведенный до какого-то болезненного неистовства» (Ф.И. Тютчев). Драматургия современной истории для России пишется странным образом. Так, чтобы лишить ее всех центров и источников коллективной идентичности, всех высоких идеалов и ценностей, отмеченных общностью национальной исторической судьбы. Так, чтобы вслед за этим, на основе предельной хаотизации всех центров национального самосознания, постоянно провоцировать в историческом пространстве России все из возможных катастроф истории.

В итоге страна и нация оказались втянутыми в процесс исторического творчества, отдающего крайними формами экономического, политического и культурного экстрима и, что особенно печально, без выраженных результатов в прорыве к новым формам бытия в истории. Посткоммунистическая Россия под самыми либеральными лозунгами была вброшена в условия исторической стагнации, больше и хуже того, не просто «топтания на месте», но неуклонного сползания к ситуации с необратимыми последствиями для самих основ существования нации в истории. Историческое наследие, доставшееся России после либерального погрома 90-х годов, поставили страну и нацию перед такими жесткими дилеммами цивилизационного выбора, каких она не знала со времен Александра Невского и Дмитрия Донского. Известная стабилизация последних лет – слабое утешение беспрецедентным историческим провалам, для которых, и это, пожалуй, самое удивительное и трагическое, не было никаких видимых предпосылок. Но, несмотря на это, они, однако, состоялись. И целесообразно сосредоточиться именно на них и на причинах провала реформ, а не на анализе, исходя из ложно понятой объективности, баланса положительного и отрицательного в современных российских реформах – баланса, явно проблематизирующего положительные итоги и сами исторические смыслы реформ.

Ведь все те надежды, которые возлагались на Август 1991-го, не оправдались и не оправдались в принципиальном и по-крупному, обрекая и страну, и нацию на жизнь в аду неоправдавшихся надежд. Ибо в цивилизационном отношении Август 1991-го стал предательством, предательством основ русско-российской цивилизации, очередной попыткой ее преодоления в истории под лозунгами вхождения в «подлинную цивилизацию». В геополитическом отношении он стал катастрофой, которая в одночасье превратила 25 млн. этнических русских и свыше 4 млн. этнических россиян в эмигрантов в своей собственной стране, разрушив восточнославянское историческое и геополитическое единство, вынудив Россию уйти и оттуда и от того, где и на что она имеет неоспоримые исторические права. В национальном отношении он стал изменой коренным национальным интересам русской и союзных ей наций, оставив нацию беззащитной перед вызовами современной истории, не предоставив ей адекватных средств и не создав необходимых условий для национальной самоорганизации и мобилизации перед угрозами самим основам ее существования в истории. Он стал для русской нации новым источником новых форм национального нигилизма, слома основ национальной идентичности, разгула русофобии и антинациональных, антирусских сил. В демографическом отношении он стал преступлением, подведя нацию вплотную к той черте, за которой начинается необратимое вымирание нации. В экономическом отношении он стал грабежом, беззастенчивым грабежом колоссальных материальных ценностей, накопленных предшествующими поколениями, он бросил вызов всем тем, кого сделал нищим, лишив самой возможности жить своим честным трудом. В социальном отношении он стал обманом огромных масс людей, всех тех, кого лишил социальной защиты, уверенности в завтрашнем дне, в саму возможность социальной справедливости в российском обществе. В политическом отношении он стал развалом, небывалым развалом всех структур российской государственности, самой идеи государственности, бессилием власти, ее и политической мысли, и политической воли, разгулом случайных, а в некоторых случаях и разрушительных политических сил. В правовом отношении он стал иллюзией защиты прав человека, ибо, пытаясь защищать права человека, почти ничего не было сделано для защиты самого человека, сам человек оказался беззащитным, так как не были выработаны экономические и социальные гарантии его прав, без которых они превращаются в пустую декларацию прав. В идеологическом отношении он стал самооглушением спешно сконструированными новыми мифами, беспардонной демагогией на почве демократических и либеральных ценностей, которые были использованы не столько для возрождения России, сколько для разрушения архетипических основ бытия России и русских в истории, для слома базовых структур идентичности. В духовном и аксиологическом отношениях он стал хаотизатором основ национальной души, покушением на основы духовности нации, попыткой под маской духовного плюрализма хаотизировать всю вертикаль национальных ценностей, преодолеть их и как ценности и, тем более, как национальные. В итоге он стал попыткой втолкнуть нацию и Россию в пространство бездуховности или предельно примитивных форм бытия человеческого духа. В нравственном отношении он стал беспределом новорусского сословия собственников, поставивших идею интереса выше идеи совести, в борьбе за собственность и власть в лучших традициях ницшеанства презревших элементарную человечность, саму возможность сохранения человеческого в человеке...

Россия вступила в эпоху разложения, но, несмотря на это, и это стоит подчеркнуть особо, почему-то воображающего себя развитием. И это в стране, в которой воцарились всеобщая ложь, вопиющая беспринципность и тотальная продажность. Они стали злыми духами времени, раскрутившими маховик национального предательства до уровня образа жизни и принципа действия. Состоялась величайшая в истории человечества распродажа за бесценок исторических, геополитических, экономических, культурных и духовных активов страны и нации, наследников традиций Великой Истории, Великой Культуры и Великой Империи – распродажа, создавшая саму ментальную атмосферу, в которой торговля национальными интересами была превращена в самое прибыльное предприятие. Попрание элементарных стандартов гражданской и человеческой совести не могло не завершиться духовным падением нации. В нравственно деморализованной стране, деморализованной демонстративным надругательством над национальными святынями и принципами социальной справедливости, воцарилась патологическая стабильность, источником которой стала всеобщая апатия, замешанная на тотальном безразличии ко всему, что превосходит масштабы корыстного интереса и личного выживания. Это стабильность не жизни, а смерти, не цветущей сложности, а социума, избравшего для себя путь духовного вырождения и исторической деградации.

Специфическая психология выживания в своей истории в таком и так деградирующем социуме неизбежно превращается в психологию доживания своей истории – в психологию исторически вырождающегося существования. Особенностью психологии доживания своей истории является такое отражение в сознании нации системного кризиса социума, разложения его социальных и нравственных основ, когда нет никаких моральных стимулов для того, чтобы поддерживать хоть какие-то изменения в обществе, когда нет желания даже сопротивляться собственной социальной деградации и духовной смерти. Психология доживания своей истории – это психология исторически обреченных этносов, обреченных полным разложением структур их исторического и национального самосознания. И видимость политической «стабильности», которую они при этом могут демонстрировать, не должна вводить в заблуждение. Она обусловлена тотальным безразличием и недоверием к власти, ко всему, источником чего она является, исчерпанностью всех социальных резервов социума, почти полным нравственным истощением его души и духа.

В связи с этим крайне важно понять специфические цивилизационные причины оглушительного провала либеральных реформ в России, на которые обычно не обращается никакого внимания. А они не только есть, но и играют совершенно особую роль в объяснении того, почему реформы в том виде, как они начали осуществляться в России в 90-х годах, оказались разрушением России. И дело, похоже, не только и не столько в их либеральности, сколько в их вненациональности – неадекватности локально цивилизационным и в этом смысле национальным основам России.


Сноски:

1 Бородай Ю.М. Эротика – смерть – табу: трагедия человеческого сознания. М., 1996. С.394.
2 Басина Е. Кривое зеркало Европы. // Pro et Contra. М., 1997. Т.2. С.106.


Литература:

Николай Козин. Постижение России. Опыт историософского анализа. Издательство: Алгоритм. Серия: Национальный интерес. ISBN 5-9265-0071-0; 2002 г.

Николай Козин. Есть ли будущее у России? Критика исторического опыта современности. М. Изд-во "Норма". 2008.

 

© 2000 Москва. Фонд СЭИП.
e-mail: fseip@mail.ru